Scientific.ru » Бытие российской науки

Scientific.ru » Все форумы

Постоянные участники форумов

[ Сoздать нoвую тeму ]

Отмечать NEW, ! сообщения за последние часов
Показывать на странице тем
Выделять сообщения от
Антон Балдин - 03.12.2005 17:46
О КС в ОРЕС
Поскольку я поучаствовал на двух последних КС, организованных в ОПЕС, решил поделиться информацией.
 Ниже привожу то, что я записал и послал перед выступлением.
Само выступление содержало и некоторые дополнительные соображения.
Международное научно-техническое сотрудничество на практических примерах в области ядерной физики
А.А. Балдин

Прежде всего, следует отметить, что наука сама по себе всегда была, есть и будет международной. Она не ограничивается религиозными, политическими, государственными, ведомственными и прочими рамками.
В последние 15-20 лет, роль международной поддержки ученых бывшего СССР неоценима, а по масштабу сопоставима или превосходит международную помощь русской интеллигенции после революции 1917 года. Особо следует отметить личный вклад зарубежных ученых в поддержку и сохранение советских научных школ.
Физика и физики неоднократно находились на самом переднем крае развития человеческой цивилизации и оказывали существенное влияние на все сферы человеческой деятельности. Сейчас, на мой взгляд, происходят революционные открытия в области формирования и взаимодействия сверхкоротких лазерных импульсов с веществом. В этой перспективной области Россия утратила свои былые передовые позиции. В таких международных организациях, как ОИЯИ, ЦЕРН и др., накоплен замечательный опыт разнообразного (как положительного, так и отрицательного) международного сотрудничества, который требует изучения.
Например, запуск крупнейшего ускорителя заряженных частиц в Национальной лаборатории им. Э.Ферми (FNAL) в США и первые физические эксперименты на нем проводились в тесном сотрудничестве физиков Объединенного института ядерных исследований (Дубна), Рокфеллеровского и Рочестерского университетов. Это происходило во время пика ядерного противостояния СССР и США (Карибский кризис). Ученые опередили политиков в налаживании международных отношений.
Можно привести ряд исторических примеров, когда после обнаружения нового явления (например, знаменитый ФИАН и одноименные фианиты-бриллианты), очевидно имеющего дальнейшую коммерческую перспективность, институт передавал технологии, но «уходил» от массового производства. Возможно ли  такое сохранение направленности деятельности в науке в теперешних Российских условиях? СССР в свое время сделал хороший бизнес, продавая фианиты как бриллианты. Это иллюстрирует мысль о том, что международное сотрудничество иногда может противоречить коммерческим интересам.
Тезис «Наука сближает народы» широко эксплуатируется политиками. Термин «политика» часто связывается лишь с международными отношениями, идеологией и борьбой за власть. Определение термина «политика» – это действия, направленные на реализацию интересов. Интересы могут быть научными, инновационными, семейными и проч. Соответственно, политика бывает научная, инновационная, семейная и др., и не обязательно идеологизированная.
Эти определения приведены здесь для того, чтобы четко определить характер деятельности научной организации и не подменять научность международностью или коммерческой эффективностью. Наука, как стремление к установлению истин, выгодное, вообще говоря, всем, вынуждена лавировать между различными группами, объединенными ненаучными интересами, желающими на ней «заработать».
ОИЯИ – это международная межправительственная организация, учрежденная 18 странами, - единственная организация подобного рода на территории России. Ее юридический статус определен указом президента РФ Путина, подписанным в его первый рабочий день 2 января 2000 года. Наряду с научными, институт всегда решал еще и политические задачи. Безусловно, наука «сближает народы» и оплодотворяет промышленность новыми идеями, однако, это не есть ее основная цель.
Проиллюстрирую эту мысль примером из своей области науки. Интересным феноменом является недавно введенный в эксплуатацию современный сверхпроводящий ускорительный комплекс Нуклотрон в ЛВЭ ОИЯИ. Следует отдать дань уважения прозорливости создателей Нуклотрона. Задуманный еще в конце 70-х ускоритель не только не потерял со временем привлекательности, но наконец-то «мировым научным сообществом» признана важность проведения исследований именно в области энергий, которую обеспечивает этот дорогостоящий центр коллективного пользования. Не углубляясь в анализ фундаментальности и перспективности данных исследований, подчеркну лишь то, что это пока единственный сверхпроводящий ускоритель в мире, имеющий медленный вывод. Это обеспечивает принципиальное разнообразие постановок экспериментов. Так, по образу и подобию (как техническому, так и по своей научной программе исследований) Нуклотрона, будет построен аналогичный ускоритель в Германии. В Германии такой комплекс должен быть введен в эксплуатацию к 2012 году, а у нас, казалось бы, уже есть. В ОИЯИ приняли решение участвовать в создании немецкого ускорителя и проведении исследований на всех планируемых там установках, забросив при этом свои. Я не удивлюсь, если через два–три года окажется, что на участие в подготовке экспериментов на будущем ускорителе в Германии Россия затратит во много раз больше средств, чем на исследования на Нуклотроне. К сожалению, ученые узнают о реальных финансовых решениях России, касающихся сотрудничества с Германией, в самой Германии, где эта информация обсуждается и доступна.
Очень жаль, что не производится сравнительного анализа финансирования Россией базовых установок в близких областях науки в самой России и в подобных зарубежных центрах (в которых Россия участвует в качестве научного и финансового партнера). Подчеркну, что таков естественный ход событий, определяемый общим умонастроением в России, а не недостатки отдельных руководителей. Не только мной, но и коллегами, занятыми в исследованиях на собственной базе ОИЯИ, замечено, что чем полнее наполняется бюджет, тем меньше средств достается исследованиям на собственной «домашней» экспериментальной базе.
В настоящее время активно проводится в жизнь идея сокращения расходов на «содержание инфраструктуры» научных учреждений. Другими словами, целенаправленное прекращение экспериментальных исследований в России. Это неизбежно приведет в скором времени к потере международного интереса к России, как научному партнеру.
Свою лепту в лженаучную методологию в науке привнес, на мой взгляд, и ОИЯИ (г. Дубна). Здесь понятие «научной значимости» исследований все больше начало подменяться понятием «международное сотрудничество». «Международное сотрудничество» в международной и межправительственной организации определяется весьма вольно, так, например, с Россией (платящей около 80 % бюджета ОИЯИ) оно вообще международным не считается. При этом поддержание и развитие собственной экспериментальной базы последние 10-15 лет принято считать не обязательными для финансирования по сравнению с «международными» обязательствами. Если раньше ОИЯИ укрепляло свою научно-экспериментальную базу, чем было привлекательно для других стран и Российских НИИ, то теперь идет процесс помощи странам развитого капитализма (Швейцарии, Франция Германия, США и др.).
Есть три основополагающих критерия, по которым можно оценивать деятельность научного центра, занимающегося фундаментальными исследованиями. Во-первых, новый результат, приоритет которого признан и закреплен за исследователями этого центра. Во-вторых, создание экспериментальной базы и условий, в которых такой результат может быть получен. В-третьих, подготовка кадров высшей квалификации, которая признается в мире. На мой взгляд, государственная научно-техническая политика, которую, например, в ОИЯИ должен бы проводить полномочный представитель России, не выполняется ни в одном из перечисленных требований. Было бы очень прогрессивным шагом, если бы полномочный представитель России в ОИЯИ встречался с российскими учеными (не только сотрудниками ОИЯИ, но и других Российских НИИ, заинтересованных в использовании экспериментальной базы ОИЯИ) хотя бы один раз в год. Результатом таких обсуждений мог бы быть программный документ, в котором открыто и четко сформулированы направления исследований, в которых заинтересована Россия.
Кроме того, я бы вменил в обязанности аппарата полномочного представителя президента России важнейшую, особенно на сегодняшнем этапе, деятельность по разъяснению значимости и популяризации науки. Многочисленные беседы с выдающимися учеными советского периода показали, что на вопрос о том, что привело их в науку, все особо отмечали огромную роль популяризаторской деятельности общества «Знание». Интересно отметить, что «трехкопеечные» брошюры, издававшиеся миллионными тиражами, в которых публиковались статьи наиболее выдающихся ученых – популяризаторов науки, окупались. В современном мире есть свои особенности. Существенно больший объем информации дети получают не из книг, а видео, аудио материалов и Интернета. Поэтому представляется важным иметь специальную государственную поддержку новых форм популяризаторских и образовательных программ в тесной взаимосвязи с научными и инновационными центрами как у нас в стране, так и за рубежом.
К сожалению, длительный негативный отбор в научной среде России зашел слишком далеко, так что во многих научных направлениях речь уже не идет о восстановлении, но о возможном построении «с чистого листа».
Таким образом, прежде всего, следует максимально достоверно разобраться с вопросами: на какие научные цели (включая международное сотрудничество) и сколько мы расходовали и расходуем в последнее время средств? Каких успехов мы достигли в результате таких затрат и усилий? Это, на мой взгляд, следует сделать максимально открыто, преднамеренно исключая какие-либо наказания за неразумное или нецелевое расходование государственных ресурсов в прошлом. Думаю, что такие условия анализа ситуации необходимы для составления сколько-нибудь реалистичной «картины состояния больной российской науки», без которой невозможно что–либо реформировать разумно. Следует осознать, что всякое преобразование к лучшему требует дополнительных усилий и ресурсов, если, конечно, мы не хотим все просто распродать, а полученные обезличенные средства использовать в более благоприятных человеческих сообществах.
Здесь следует отметить, что многие ученые, попадая в западные научные центры, быстро адаптируются и способны воспринять и эффективно использовать все те блага организационных структур, которые там созданы. Однако далеко не всякий воспринимающий способен создавать такие структуры или хотя бы переносить приобретенный опыт и усвоенные привычки к себе на родину. Наблюдение за этим феноменом позволяет уяснить существенное различие между «знанием» о системе взаимоотношений и «пониманием» причин, порождающих эти взаимоотношения (не говоря уже о методах практической реализации желаемого).
Знать, понимать, предложить пути и методы реализации и, наконец, практически реализовать намеченное – это разные формы мыследеятельности. Прежде следует формулировать государственные цели и приоритеты в сфере научной деятельности. А международное научное сотрудничество, инновации и коммерциализацию результатов следует рассматривать как сопутствующие средства в процессе достижения этих целей.
Сама организационная структура ОИЯИ, на мой взгляд, оптимальна и современна. Однако, в последние 15 лет роль полномочного представителя России, который обязан формулировать и отслеживать соблюдение специфических интересов России в ОИЯИ, сводится к роли свадебного генерала, в отличие от деятельности полномочных представителей других стран-участниц.
Таким образом, ценнейший 50-летний опыт международной научной организации ОИЯИ должен быть использован и дополнен требованиями времени – распространение и популяризация знаний.
[прямые ответы (5)]

  • [вернуться на форум]
  • О КС в ОРЕС – Антон Балдин, 03.12.2005 17:46
  • Re: О КС в ОРЕС – KAV, 04.12.2005 07:41
  • Re: О КС в ОРЕС и о наивности – Ваксман, 04.12.2005 01:07
  • Одобрямс! – Валентин Сонькин, 03.12.2005 21:44
  • Re: О КС в ОРЕС – Антон Балдин, 03.12.2005 18:24
  •  

    ТЕМА ЗАКРЫТА

    Scientific.ru » Все форумы


    © Scientific.ru, 2000-2017

    Рейтинг@Mail.ru