Scientific.ru » Бытие российской науки

Scientific.ru » Все форумы

Постоянные участники форумов

[ Сoздать нoвую тeму ]

Отмечать NEW, ! сообщения за последние часов
Показывать на странице тем
Выделять сообщения от
Н. С. - 14.04.2005 23:15
Реальные конкурсы - лучший инструмент для повышения эффективности российской науки
  › › ›   в ответ на: Реформа науки: алгоритм успеха – Н. С.
Реальные конкурсы - лучший инструмент для повышения эффективности российской науки

 Наука по самой своей сути является конкурентной, соревновательной формой человеческой деятельности. Ученые постоянно соревнуются со своими коллегами в стране и в мире за получение первых, лучших, наиболее точных результатов, за наиболее полное объяснение или понимание природных феноменов, и т.п. По большому счету, фундаментальная наука - это соревнование с самой Природой, которая не слишком-то охотно раскрывает свои большие и маленькие тайны. Поэтому конкурсы среди себе подобных и конкуренция за гранты на исследования вполне отвечают существу научной деятельности.

 Как правило, никто не ставит под сомнение необходимость конкурсного финансирования - разные мнения существуют лишь о том, какая доля бюджетных средств, отпускаемых на финансирование науки, должна распределяться по конкурсу. Мы считаем, что при сохранении базового финансирования научных учреждений необходимо постепенно, но существенно повышать долю конкурсного финансирования в расходах на науку. Однако любые разговоры о конкурсном финансировании бессмысленны, когда конкурсы является конкурсами лишь на бумаге, если они организуются таким образом, что между участниками нет реального соревнования. Поэтому, прежде чем переходить к обсуждению вопроса о приоритетности того или иного способа распределения бюджетных средств, сформулируем несколько ключевых требований, которым обязательно должен соответствовать конкурс

 а) он проводится в строгом соответствии с четкими фиксированными правилами;
 б) эти правила не подгоняются заранее под конкретных участников конкурса и обеспечивают возможность реальной конкуренции между разными заявителями;
 в) научное сообщество заблаговременно получает полный доступ к информации о конкурсе, датах и правилах его проведения;
 г) решения принимаются исключительно на основе заключений высококвалифицированных экспертов;
 д) обеспечивается максимально возможная независимость экспертов; е) анонимные отзывы и заключения экспертов доводятся до заявителей.

 Эти условия представляются настолько очевидными (некоторого разъяснения требует разве что пункт "е", о котором подробнее будет сказано ниже), что невозможно представить, чтобы кто-то всерьез взялся их оспаривать. Тем не менее, очень большие объемы бюджетного финансирования в нашей стране, особенно в последние годы, распределяется через "конкурсы", не отвечающие большей части перечисленных требований (правила конкурса расплывчаты, информация о его проведении своевременно доводится только до ограниченного круга лиц, "конкурсные лоты" чрезмерно детализированы с расчетом на заранее определенных исполнителей и т.д.). Распределение больших объемов средств через такие псевдоконкурсы ведет не только к отсечению от участия в конкурсе значительной части сильных коллективов, но и к распространению в науке коррупционных моделей поведения, когда часть распределяемых "по конкурсу" средств попадает в карман организаторов "конкурса", или близких к ним лиц. До последнего времени наука являлась одной из наименее коррумпированных сфер российской жизни, однако ситуация может измениться в случае, если практика проведения псевдоконкурсов будет расширяться, а выделяемые на науку ассигнования расти. Если не предпринять экстренных мер прямо сейчас, болезнь вскоре может приобрести трудноизлечимый характер вырастет поколение научных работников, приученных к мысли о том, что главное не хорошо работать, а "делиться". Вряд ли нужно говорить о том, как это скажется на эффективности бюджетных расходов на науку, о которой так беспокоятся - по крайней мере, на словах - многие чиновники.

 В связи с тем, что соблазн распределить деньги среди ограниченного числа лиц через псевдоконкурсы всегда будет велик, крайне желательно законодательно закрепить вышеизложенные требования и предусмотреть осязаемую ответственность за их нарушение. Выполнение этих условий должно в обязательном порядке опережать расширение доли конкурсного финансирования в общем объеме финансирования науки.

 В то же время именно конкурсное (грантовое) финансирование могло бы стать основным инструментом резкого повышения эффективности государственных расходов на науку и пресечения разбазаривания средств. Институт независимых высокопрофессиональных экспертов не только будет гарантировать объективность оценки научных проектов, но и резко ограничит свободу распоряжения огромными средствами, так как каждый участник экспертного процесса по определению может контролировать лишь небольшие части общей суммы.

 Основная причина, почему необходимо уделить особое внимание конкурсному способу распределения финансирования, связана с тем, что в настоящее время это - единственный способ существенно (в разы) увеличить финансирование наиболее перспективных проектов. Система управления научными исследованиями в России не приспособлена к тому, чтобы концентрировать ресурсы в руках лучших, наиболее продуктивных, исследовательских групп - а ведь именно они "делают науку". Правительственные планы селекции научных организаций - во всяком случае, в том виде, в котором они доступны общественности - также пока что не в полной мере учитывают то, что наука делается вовсе не институтами, а лабораториями, исследовательскими группами и отдельными учеными. Практически в каждом институте есть сильные и слабые лаборатории! Организовать селективную и концентрированную помощь тем из них, кто способен распорядиться ею с наибольшей пользой, реально лишь на основе рациональной организации конкурсного распределения ресурсов. Поэтому оптимизация и усиление конкурсов, и в первую очередь тех, которые поддерживают основные научные единицы (группы, лаборатории), а не целые институты, должны стать одним из основных, если не главным, направлением реформы науки. При соблюдении перечисленных выше требований к конкурсам больше финансирования будет получать не тот, кто ближе к "кормушке", а тот, кто лучше сможет использовать это финансирование на благо науки и общества. Более того, будут созданы постоянно действующие стимулы для плодотворной работы и поддержания высокой активности научной среды. Безусловно, гранты не являются абсолютно совершенной формой поддержки науки, но необходимость в течение ближайших лет буквально спасти науку от провинциализации и деградации, имея в распоряжении довольно ограниченные средства, практически исключает альтернативы широкому распространению конкурсной системы.

 Конкурсы, при правильной их организации, способны также решить целый ряд дополнительных задач

 1) Они позволяют производить, в наиболее мягком и естественном режиме, отбор жизнеспособных организационных форм максимальную поддержку получат те институты, вузы и другие организации, которые смогут организовать самые привлекательные условия для научной работы, будут принимать на работу лучшие кадры, и т.п.

 2) За счет введения дополнительных (но явных и однозначно сформулированных!) условий конкурсов можно выборочно поддерживать то, что объективно нуждается в поддержке. Например, введение в части конкурсов квот для науки вне Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска позволит поддерживать науку в регионах, а если при этом будут существовать и конкурсы без таких квот, но с более высоким уровнем финансирования, региональные ученые будут иметь хороший стимул догонять и перегонять столичных коллег. Условия конкурсов могут быть специально направлены на поддержку развития науки в университетах, в том числе отдельно - в региональных, на интеграцию НИИ и университетов, интеграцию разных регионов, на поддержку молодежи, и т.д. Не должно быть лишь подгонки условий под узкий круг потенциальных исполнителей. Многое из этого в той или иной форме уже существует, и вопрос заключается лишь в поддержке и укреплении эффективно работающих, а не формальных и подверженных лоббированию интересов, механизмов определения победителей.

 3) Наконец, четкая работа механизма экспертиз на конкурсах является гарантией от развития псевдонауки за государственный счет.

 Грантовую систему не нужно вводить с нуля уже давно существуют и довольно успешно работают РФФИ и РГНФ. Важно лишь, на основе как российского, так и зарубежного опыта, дополнительно оптимизировать и укрепить эту систему и, после достижения достаточного уровня независимости экспертов, многократно увеличить уровень финансирования успешных заявок. Сделав поначалу основную ставку на имеющие богатый опыт квалифицированной экспертизы фонды (РФФИ и РГНФ) при обязательном  сохранении их независимого статуса, необходимо всячески способствовать становлению и развитию других реально работающих научных фондов (в том числе и организующих конкурсы по распределению уникального дорогостоящего научного оборудования).

 Как уже было отмечено выше, большинство требований к конкурсам, позволяющих называть их конкурсами, представляются совершенно очевидными и не требуют специального обсуждения. Однако требование, касающееся доведения отзывов экспертов до авторов проектов, в нашей стране выглядит менее привычным. В связи с этим мы остановимся на нем несколько подробнее.

 Анонимные отзывы рецензентов обязательно доводятся до сведения авторов проектов в подавляющем большинстве грантовых агентств мира. С чем это связано? Разумеется, дело вовсе не в удовлетворении праздного любопытства. Ознакомление автора заявки с отзывом является очень важной дополнительной гарантией беспристрастности экспертов, ограничивающей предвзятое отношение при распределении грантов. То, что факт плохо аргументированной или явно пристрастной оценки проекта может немедленно выйти на поверхность, ставит экспертные советы перед необходимостью особенно тщательно следить за уровнем и независимостью экспертизы. Очень важно и то, что ученые получают возможность использовать результаты квалифицированной экспертизы для улучшения качества своих конкурсных заявок в будущем.

 В заключение отметим несколько принципов, которые могут существенно улучшить механизмы конкурсного распределения финансирования, но требуют дополнительной проработки

 1) Одним из самых важных средств достижения независимости экспертов является принятие мер по исключению так называемого конфликта интересов. Возможность оценки экспертами проектов, по которым у них имеется конфликт интересов, должна исключаться правилами проведения конкурсов. Конфликт интересов, в частности, имеется, когда в числе авторов заявки на грант - многолетний соавтор эксперта, или бывший научный руководитель, или ученик, или, напротив, явный научный конкурент/оппонент. (В заявках на гранты американского National Science Foundation (NSF), например, с целью выявления конфликта интересов требуется перечислить всех своих соавторов за последние 2 года.) В обязанностях эксперта должно быть определено, что он сам указывает на имеющийся конфликт интересов. В подобных ситуациях, возможно, эксперт должен отказываться от оценки проекта. Такое требование затрудняет проявление предвзятого отношения, а при необходимости - облегчает расследование случаев явной предвзятости и выяснение истины.

 2) Даже массовый переход на конкурсное финансирование не будет держать людей в тонусе до тех пор, пока будет сохраняться нынешнее терпимое отношение к невыполнению заявленных в проектах задач. Результаты работы по проектам также должны проходить серьезную экспертизу. Безусловно, природа научного поиска такова, что ошибки неизбежны, и провалы могут иметь место даже у очень сильных специалистов. Но столь же очевидно то, что они не должны быть правилом.

 Целый ряд полезных предложений, которые мы не будем здесь повторять, но к которым мы присоединяемся, высказан в статье Михаила Гельфанда в одном из последних номеров "Поиска" (25.03.2005).

 Отметим, что грантовая система позволяет сравнительно легко и без катастрофических последствий (которые возможны, например, при закрытии или приватизации научных учреждений) осуществлять разнообразные эксперименты. Это должно активно использоваться для обеспечения ее адаптации к специфическим российским условиям.

 * * *

 В эту статью не включены такие предложения, которые, хотя и представляются большинству из нас также весьма полезными, в настоящее время могут быть отторгнуты частью научного сообщества (например, предложение широко привлекать к оценке проектов, как это часто делается на Западе, зарубежных экспертов). Тем более мы не включали сюда детали, по которым трудно прийти к консенсусу - например, не разбирали вопрос об оптимальной доле конкурсного финансирования в общем объеме финансирования науки или об оптимальных темпах ее увеличения. Мы принципиально ограничились лишь наиболее очевидным. Такие очевидные принципы конкурсного финансирования должны стать всеобщим достоянием, тогда любое отклонение от них при проведении реформы легко бросится в глаза, и его можно будет интерпретировать как протаскивание узкокорпоративных интересов, не имеющих с интересами науки и государства ничего общего.

Антон Балдин, д.ф.-м.н., Объединенный институт ядерных исследований, Дубна, эксперт федерального реестра в научно-технической сфере,
Алексей Иванов, к.г.-м.н., Институт земной коры СО РАН, Иркутск,
Андрей Казанский, д.ф.м.н., Санкт-Петербургский государственный университет, Санкт-Петербург,
Андрей Калиничев, к.ф.-м.н., Институт экспериментальной минералогии РАН, Черноголовка, и Иллинойский Университет, США,
Дмитрий Кожевников, д.х.н., Уральский государственный технический университет, Екатеринбург,
Алексей Крушельницкий, к.ф.-м.н., Казанский Институт Биохимии и Биофизики РАН, Казань,
Евгений Онищенко, Физический институт РАН, Москва,
Наталья Сотникова, к.ф.-м.н., Астрономический институт Санкт-Петербургского государственного университета, Санкт-Петербург,
Сергей Шишкин, к.б.н., Институт изучения мозга РИКЕНа, Япония,
Борис Штерн, к.ф.-м.н., Институт ядерных исследований РАН, Троицк, и Астро-космический центр Физического института РАН, Москва,
Геннадий Боровский, д.б.н., Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, Иркутск,
Алексей Колесниченко, д.б.н., Сибирский институт физиологии и биохимии растений СО РАН, Иркутск,
Петр Маслюков,  д.м.н., Ярославская государственная медицинская академия, Ярославль,
Андрей Ширяев к.х.н., Институт кристаллографии РАН, Москва,
Николай Шляхов, Московский физико-технический институт, Москва

и другие участники форума Scientific.ru
[прямые ответы (2)]

  • [вернуться на форум]
  • Ну что? Я жму кнопку Send или как? – Н.С., 14.04.2005 20:00
  • Re: Postoy, paravoz!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!! – Горбачев, 15.04.2005 15:29
  • Модератору – зауряд-майор, 15.04.2005 15:29
  • Стукачу. – Горбачев, 15.04.2005 15:40
  • Само такое (-) – зауряд-майор, 15.04.2005 15:44
  • Шишкину и/или Онищенко – АК, 15.04.2005 11:48
  • Re: Реформа науки: алгоритм успеха – Горбачев, 15.04.2005 10:25
  • Ушло – Н.С., 14.04.2005 20:19
  • "вперед, на мины!" (c) :-) (-) – Е.Онищенко, 14.04.2005 20:06
  • P.S. – Е.Онищенко, 14.04.2005 20:07
  • Re: P.S. – Н.С., 14.04.2005 20:26
  • Re: P.S. – Januchar, 15.04.2005 11:22
  • ОК! (-) – Сергей Шишкин, 14.04.2005 20:05
  • Поехали!() – Yermolaev, 14.04.2005 20:03
  •  

    ТЕМА ЗАКРЫТА

    Scientific.ru » Все форумы


    © Scientific.ru, 2000-2017

    Рейтинг@Mail.ru